Президент НОСТРОЙ Антон Глушков рассказал в эфире «Радио России» для чего создается каталог импортозамещающих стройматериалов

Формирование Каталога строительных материалов и оборудования для их возможной замены в условиях санкций стало ключевой темой вечернего шоу программы «Наше время» в эфире «Радио России» 14 апреля. Президент Национального объединения строителей Антон Глушков рассказал о необходимости создания такого каталога для строительной отрасли в новых экономических условиях.

Мария Тарабаева: Как у нас обстоят дела в строительстве, с импортозамещением, сейчас поговорим с Антоном Николаевичем Глушковым, президентом Ассоциации «Национальное объединение строителей». Антон Николаевич, здравствуйте!

Антон Глушков: Здравствуйте!

Вячеслав Коновалов: Антон Николаевич, здравствуйте!

Мария Тарабаева: Ну, вот, мы знаем, что прошел XXI Всероссийский съезд саморегулируемых организаций в строительстве. Он недавно состоялся в Москве, и там как раз тоже обсуждали импортозамещение. Есть ли вообще дефицит материалов для строительства, для тех объектов, которые должны быть сданы в ближайшее время и что нужно делать сейчас?

Антон Глушков: Безусловно, как, наверное, на многих рынках, на рынке строительных материалов есть некоторый спекулятивный эффект. Если говорить, насколько он влияет на сегодняшние вот те объекты, которые должны быть введены в 2022 году, то, конечно, это в первую очередь зависит от типа объекта. Если мы берем стандартный многоквартирный жилой дом, то примерно 80% жилья экономического класса или, как сейчас принято говорить стандартного класса, то здесь доля импортных материалов оценивается коллегами примерно 5-7%. То есть существенного влияния у нас нет. И здесь достаточно легко в массовой стройке обойтись. Когда мы говорим о промышленном строительстве, здесь ситуация сложнее, потому что технологическое оборудование при строительстве, например, медицинских объектов, которые строятся и вводятся в этом году, сложные спортивные объекты, и все, что с ними связано, сложные производственные объекты, там доля иностранного оборудования достаточно большая. И вести объект в соответствии с действующим законодательством, не выполнив требования по монтируемому оборудованию (допустим, больницы и поликлиники, где нужно смонтировать томографы, какое-то сложное оборудование) на сегодняшний день невозможно. Поэтому в поставках оборудования, конечно, перебои цепочек привели к тому, что по ряду позиций серьезных объектов не совсем понятно, как это заканчивать.

И есть еще, конечно, сегмент бизнес-класса. Мы говорим о жилье. Там доля иностранного иностранных материалов сейчас составляет порядка 40%. Поэтому по сегменту жилья бизнес-класса действующая ситуация достаточно серьезно сказывается.

Вячеслав Коновалов: Ну ладно, бизнес, Антон Николаевич – это еще с горем пополам. Можно себе это представить. Но вот вчера спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко была просто удивлена до крайней степени тем, что, оказывается, гвозди у нас тоже импортные. Она сказала, «давайте страну не будем называть, откуда идет это импорт, вы сами догадайтесь с трех раз». <…> Гвозди, как она сказала, на клепать надо этих гвоздей столько, чтобы завалить ими всю Россию. В чем здесь то сложность?

Антон Глушков: <…> Мы сейчас понимаем, насколько российская экономика интегрирована в мировую экономику. И многие материалы, о которых мы даже не задумывались и которые с советского времени были достаточно простыми в производстве, в силу себестоимости конкуренции вытеснены в первую очередь азиатскими странами. Что происходит сейчас? Есть позиции [товаров], которые не требует какого-то дорогостоящего оборудования. Это смеси сухие, различного рода химические добавки, и все, что связано с производством металлопроката. Очень много желающих занять эту нишу. Это замечательно. Другое дело, почему сегодня на рынке представлены иностранные строительные материалы, причина в том, что это и себестоимость производства, и это результат 10-летней политики. И на сегодня мы должны понимать, что, входя в рынок и заменяя российскими аналогами, по крайней мере, на первом этапе, это приводит к удорожанию и потере качества. К этому должны быть готовы. В долгосрочном периоде – это увеличение товарной продукции, дополнительные рабочие места, сокращение зависимости, но в краткосрочном периоде.

Нужна предпринимательская инициатива, нужно стимулирование к этому. И, конечно, надо быть готовым. Мы сейчас тенденции видим: увеличение стоимости, удорожание многих позиций – где-то спекулятивное, а где-то связанное с нарушением логистических цепочек. Яркий пример – кабельная продукция электрическая, которая за последние три недели подорожала в два раза. Это он.

<…>

Мария Тарабаева: Антон Николаевич, на Конгрессе [XXI Всероссийский съезд СРО в строительстве] призывали строителей активно включиться в работу по формированию каталога строительных материалов и оборудования для их возможной замены в условиях санкций. Вот для чего нужен такой каталог и кто будет участвовать в его формировании?

Антон Глушков: <…> На сегодняшний момент у нас есть так называемые объекты, которые находятся в реестре экономической эффективности. Это школы, детские сады, дороги, объекты инженерной инфраструктуры. На сегодня анализируются эти объекты, выбираются все материалы и под иностранный материал ищут российский аналог для того, чтобы оценить [его] аналогичность. Потому что абсолютно по всем параметрам очень сложно подобрать. Аналог подбирается по основным свойствам. Создана рабочая группа, в которую вошли представители Минстроя, Минпромторга, ФАУ «ФЦС», Главгосэкспертизы, профессионального сообщества от НОСТРОЙ. Эта экспертная группа определяет совместимость тех или иных материалов. Для этого проанализированы на сегодняшний момент социальные объекты: это детские сады, школы. Проанализировано типовое жилье экономического класса. Проанализирована достаточно сложная позиция – индивидуальные тепловые пункты, потому что доля иностранного оборудования в каждом многоквартирном доме, даже индивидуальном, есть инженерный блок. Он, к сожалению, сейчас очень зависим от импорта. Проанализировано дорожное строительство на примере знаковых строек в Москве, Казани. Там их 12. Выбраны материалы, и экспертная группа определяет, какой аналог можно применить из российского нынешнего производства. Или производства тех стран, ввоз из которых на сегодняшний день в России не запрещен.

Для чего это нужно? В первую очередь, это нужно бизнесу, потому что сейчас очень сложно найти замену поставщика. Вот то, что мы видим в открытых источниках, все очень, как это сказать, противоречиво. Где-то тот же продукт можно купить по очень разной стоимости. Для того, чтобы формировать на сегодняшний стабильный рынок, нужна достоверная информация для широкого потребителя. Во-вторых, мы понимаем, что у нас большое количество государственного заказа. И сейчас, если меняем мы одно оборудование на другое с ухудшающимися характеристиками (материал хуже того, что было предложено проектом), то это требует повторного прохождения экспертизы. Это трудоемко, это долго, но это требует дополнительных затрат. Чтобы этого избежать, когда производитель работ выбирает материал из каталога, который будет размещен на сайте ФАУ «ФЦС», то никакого подтверждения, почему он это сделал, дополнительных экспертиз не потребуется ни для заказчика, ни для подрядчика.

Мария Тарабаева: То есть меньше бюрократии будет?

Антон Глушков: Бюрократии. Это будет гораздо быстрее. И у нас же любой бюджетный объект сопровождается большим количеством проверок надзорных. В этом случае никакие дополнительные проверки или подтверждения, почему подрядчик или заказчик так поступил, не потребуется.

Вячеслав Коновалов: Вот смотрите, Антон Николаевич, мы говорим сейчас в основном о материалах, в основном. Но, тем не менее, для того, чтобы эти материалы произвести на территории Российской Федерации, необходимо оборудование, необходимы машины. А вот здесь мы попадаем в ту зону серую, в которой очень сложно ориентироваться без импорта. Потому что не секрет, что большинство все-таки компаний, которые производят оборудование, это компании зарубежные. И сейчас в связи с санкциями, и как мы сказали с Машей [Марией Тарабаевой] в начале часа, о чем будем говорить, что, к сожалению, к огромному сожалению, мы не предвидим конца этим санкциям, и из этого надо как-то выбираться. Хорошо, машины, механизмы, оборудование сейчас в данный конкретный момент действия есть, но они, как мы знаем, машины, механизмы имеют свойство изнашиваться. И их надо будет чем-то менять. Скажите, пожалуйста, насколько наша индустрия, которая обеспечивает машинами, механизмами и оборудованием, строительный сектор экономики, сейчас готовы заместить выходящие, будем надеяться, не скоро, но, тем не менее, из оборота вот эти машины, механизмы и оборудование?

Антон Глушков: Справедливости ради, надо сказать, что, в общем-то, достаточно сложно сейчас оперативно сделать эту замену. Это касается элементарных вещей, таких как ручного инструмента, потому что даже ручного инструмента практически ничего не производится на территории Российской Федерации. Из техники такой крупной строительной, из конкурентных остаются, наверное, только башенные краны. Вся остальная механизация применяется иностранного производства. Автомобильный транспорт практически тоже весь используется иностранного производства. Самый, наверное, массовый – это продукция компании «КАМАЗ» и группы «ГАЗ». Но мы понимаем, что сейчас та ситуация, в которой оказался сам «КАМАЗ», тоже не способна даже поддержать тот объем производства, который был у него до санкционного режима. В этой связи я бы, наверное, в приоритет поставил даже не импортозамещение, но потому что это развитие отраслей промышленности, оно мгновенно не может быть осуществлено. Это формирование ремонтной базы и базы по обслуживанию инструмента, машин, и механизмов. Потому что сейчас даже элементарные вещи – какие-то фильтры, масляные, воздушные расходные жидкости – это все уже теперь либо не доступно, либо находится в достаточно большом дефиците. Поэтому, в первую очередь, нужно освоить производство тех расходных материалов, которые необходимо для эксплуатации уже существующей техники.

Ну и, по нашему мнению, мы это обсуждали в рамках нашего Съезда. К сожалению, наверное, сейчас можно прибегнуть к таким непопулярным мерам, от которых мы долго уходили. Это обнуление пошлин на ввоз поддержанной строительной техники, автомобильной техники для того, чтобы наполнить выбывающий рынок транспорта. У нас же есть практически заградительные пошлины для техники старше семи лет. Может быть, каким-то образом как-то сейчас эти пошлины как-то обнулить либо сделать маленькими, чтобы заменять не новой техникой, хотя бы техникой вторичной.

Вячеслав Коновалов: И вот мне сейчас почему-то пришло в голову созданию так называемых МТС. Молодое поколение не знает этого. У них это ассоциируется, наверное, с названием компании. На самом деле машинно-тракторной станции. Станции по обслуживанию техники. И эти станции были настолько универсальны. Я помню, в детстве я был на одной из таких станций, где ремонтировали практически все. То есть слесарь мог починить любой комбайн, любой трактор, начиная от американского 30-летней давности или еще довоенной, и кончая современной. И что возрождение подобных МТС, наверное, это и есть приоритет в данном случае для строительной техники.

Антон Глушков: Справедливости ради надо сказать, что техника современная, конечно, она гораздо сложнее там какими-то уж совсем примитивными методами ремонтировать достаточно сложно.

Мария Тарабаева: Антон Николаевич, скажите, пожалуйста, вот в целом этот самый процесс импортозамещения как повлияет на себестоимость и сроки строительства?

Антон Глушков: Опять же, если нужно, конечно, смотреть на объекты. Мы анализировали эту ситуацию вместе с единым заказчиком в области строительства, который сейчас ведет большую часть финансирование строек из федерального бюджета. Именно по объектам сдаточным 2022 года. Но здесь даже по сложному оборудованию есть несколько позиций. Я думаю, их можно будет найти и на внутреннем рынке, либо каким-то образом организовать поставку из дружественных стран. Если говорить о массовом сегменте, то практически никак. Я еще раз скажу, что перебои со строительными материалами в массовом секторе стройки никто не видит. Есть только увеличение стоимости. И второй момент: может ли это как-то на жилищном строительстве сказаться и обманутых дольщиках? Такой популярный вопрос. У нас сейчас более 80 уже процентов жилья строится с использованием механизма эскроу. То есть фактически строится на заемные средства банков. Заемные средства инвесторов или дольщиков просто лежат у банка на счете и полностью тем самым застрахованы. Поэтому инвестору как раз бояться ничего не придется, а застройщику, невзирая на сложную ситуацию, все равно финансирование продолжится.

Кроме того, у нас приняты меры поддержки по субсидированию ставок проектного финансирования до 15%. В этой части тоже достаточно уверенно все выглядит. Другое дело, что все равно стройка – это финансовый индикатор и инвестиционной привлекательности в целом. От того, как он будет в экономике находиться, зависит будущее страны. Последние два года были достаточно активны меры поддержки ипотеки, и большая часть компаний серьезно увеличила объемы строительства и инвестировала в приобретение новых земельных участков, в проектирование и приобретение какой-то новой техники производства. Поэтому сейчас, наверное, если говорить, делать какие-то прогнозы, то, на мой взгляд, все достаточно уверенно и хорошо. Но при наличии мер поддержки спроса на строительные услугу и на жилье.

Вячеслав Коновалов: Но вы знаете, я еще о чем подумал. Все-таки еще хотелось бы свести к минимуму традиционную российскую бюрократию, потому что согласование, как вы сказали, занимает огромное количество времени, во-первых. Во-вторых, большое количество средств. И Главгосэкспертиза – это известная такая организация. Так вот, здесь хотелось бы, чтобы вот с утверждением этого каталога, аналогичный строительных ресурсов, как я уже сказал, в том числе и оборудования происходило автоматически. Что, в свою очередь, конечно, скажется на сроках строительства. Еще раз напомню, дорогие друзья, у нас был Антон Николаевич Глушков, президент Ассоциации «Национальное объединение строителей».

© «Радио России».

Дата последнего изменения информации: 18-04-2022 11:13
Дата размещения информации: 18-04-2022 11:13